преса

  Головна
21 жов 2014

Режиссер Владимир Тихий о фильме «Наша Надія», Майдане и «Вавилоне’13»


Режиссер Владимир Тихий о фильме «Наша Надія», Майдане и «Вавилоне’13»
Cегодня вечером в Днепропетровске состоится презентация нового документального фильма, основателя формации «ВАВИЛОН 13», режиссера Владимира Тихого. Фильм «Наша Надія» - посвящение украинской летчице Надежде Савченко – это продолжение исследований режиссера, который вместе со своими единомышленниками старается максимально задокументировать новую историю Украины, снимая свои кадры в ее самых горячих точках. Накануне презентации мы пообщались с Владимиром Тихим и расспросили его о картине немного подробнее.

- Ни для кого не секрет, что на события в Украине этой зимой, да и сейчас тоже, в разных областях страны реагировали по–разному. Сейчас вы возите свой фильм по всей Украине, Днепропетровск не первый в списке и уже, наверное, можно оценить реакцию людей на него – фильм везде воспринимают одинаково? Какие эмоции он чаще всего вызывает у зрителей? Может быть, после премьеры они делились с вами своими впечатлениями?

- В большинстве случаев, люди, конечно, немного подавлены после просмотра. По сути своей они все находятся в информационном потоке, и, вроде бы, в курсе новостной ленты, но когда зритель видит глаза людей с той стороны, и глаза людей с этой - тех, которые готовы отдать свои жизни за Украину, испытывает совершенно другие эмоции. Происходит некий момент такого открытия, не просто на новостийном, но и на бытовом уровне тех событий, которые происходят сейчас на востоке страны. Ну и в большинстве случаев, конечно же, социальное значение фильма намного важнее каких либо других аспектов. Как правило, после его просмотра у людей возникают дискуссии по поводу смены руководства армии, смены системы, разговоры о том, что с этой системой нужно бороться и так далее.

- Какая главная проблема, которая поднимается в фильме? За последний год в Украине произошло столько всего, что, как мне кажется, с каждым днем их становится все больше и больше.

- Самая главная проблема все-таки заключается в том, что существует информационное зомбирование очень большой части населения Украины, которая просто не способна самостоятельно от этого освободиться. И сейчас это привело к по-настоящему трагическим моментам нашей реальности. Это, в первую очередь, то, что стоит по моим ощущениям во главе происходящего.

- За времена Майдана и революции Украина получила много новых героев, чьи поступки действительно впечатляли. Почему в своем фильме вы решили использовать образ именно Надежды Савченко?

- Ну, Надежда Савченко во всей этой истории непосредственно и герой, и, в тоже время, образ и идея того, что мы все сейчас пытаемся сделать. Для меня это образ, который интересен в современной Украине, который полностью отражает нашу реальность.

- Знаю, вам так и не удалось пообщаться со своей героиней. Насколько проблематично это сделать и как аргументируют свои отказы в интервью российские службы?

- К сожалению, мы не смогли пообщаться не то, чтобы с Надеждой напрямую, а и даже с теми людьми, от которых это зависит - с чиновниками, российскими спецслужбами... На самом деле, по рассказам адвоката, тема ужесточилась. В то же время у нас существует некая призрачная надежда, что, возможно, получится связаться с Надей, когда Россия решит показать свое великодушие и организует какую-то встречу, чтобы хотя бы документалисты смогли зафиксировать хоть что-нибудь про Надежду Савченко. Каким-то образом все же на это уповаю.

- В вашем фильме использовано много эксклюзивных кадров, в том числе и тех, что снимали в зоне АТО. Сейчас, оглядываясь назад, можете сказать – что было самым сложным в работе над этой картиной?

- Самое сложное - это, как ни странно, не съемки, потому что сейчас настолько быстро развиваются события, что ты даже не успеваешь принимать решения, ты просто фиксируешь момент. Начинаешь снимать настолько быстро, что рефлексировать по этому поводу уже нет времени. А вот момент, когда нужно из всех этих разрозненных кусков собрать что-то единое, чтобы оно было еще и осмысленно как-то, вот это уже действительно трудно. Мы сразу поставили перед собой задачу показать это кино именно сейчас, пока это актуально, но очень много времени ушло на сам монтаж. Это было в принципе непросто, это правда - как со стороны режиссера, монтажера, так и со стороны композитора, ребят, которые делали звук.

- Какие планы, относительно проката картины в мире у творческой группы. Куда еще повезете его, прокат за рубежом будет?

- Изначально мы спланировали показы в десяти городах Украины. Стартовали в Ужгороде 8 октября, потом были Львов, Винница, Тернополь, сегодня Днепропетровск, потом поедем в Черновцы, Ивано-Франковск, Одессу, Херсон и завершим тур 21 октября в Киеве. За это время энтузиасты из Ровно, Луцка и Харькова организовали дополнительные показы. Нам на страницу в ФБ писали жители Москвы с вопросами, планируется ли показ у них. Мы работаем над этим. Также есть планы на Варшаву и Берлин.

- Весной, вместе с телеканалом 1+1 вы сделали и выпустили в эфир несколько фильмов о Майдане. Сейчас какие-то совместные идеи есть? Будете продолжать начатый цикл фильмов, посвященных украинской революции?

- Мы продолжаем этот цикл, но это, в принципе, пока что не телефильмы. Отдельно у нас с 1+1 сейчас как раз идет разговор о том, чтобы сделать к годовщине революции такой альманах «Вавилон 13» с доработанными новыми эпизодами, посвященными именно Майдану. И если все у нас получится, то уже 27 ноября у нас будет еще один фильм, который будут показывать во всех кинотеатрах Украины.

- Знаю, что сейчас вы уже думаете/работаете еще над одной картиной, которая на этот раз станет анимационной. Расскажите о ней, пожалуйста, подробнее. Что это будет?

- Это будет документальное кино, в котором будет достаточно большой кусок анимации, но не той анимации, которую мы привыкли видеть. Это будет такая анимация для взрослых. Своя художественная реконструкция тех событий, которые происходили в Киеве 20 февраля, когда расстреляли активистов на улице Институтской. Это будет такой документальный детектив, 80% которого занимает расследование, но расследование, скорее, тех идей, которые двигали действующими лицами с противоположной стороны на Институтской. Т.е. мы как бы пытаемся не то, чтобы найти виновного, а скорее найти некий консенсус, который позволит переступить через эту травму.

- Для киевлян, да и для многих других жителей Украины тоже, эта зима стала, наверное, одной из самых сложных в жизни. В феврале и в марте часто были такие моменты, когда казалось, что уже просто нет сил держаться дальше, было очень трудно, в первую очередь морально. Вы же провели на Майдане, в АТО, в самых «горячих» точках гораздо больше времени, чем все остальные. Как вы справляетесь со всеми полученными там эмоциями морально? Что дает силы держаться и продолжать фиксировать все происходящие события?

- Ну, в принципе, понимаете, все мы там были, вся страна была на Майдане. По сути, там было реально как-то спокойнее и удобнее, чем дома. Все мы себя чувствовали себя более защищенными, находясь именно в гуще событий, я по себе могу сказать. Люди, которые сидели и переживали перед мониторами или телеэкранами, на самом деле, потеряли куда больше нервных клеток, чем те люди, которые находились на самом Майдане. Поэтому, в том, сколько времени я там провел, я не вижу вообще ничего исключительного.

- Вы верите в то, что искусство, в том числе и фильмы, способны влиять на людей больше, чем однобокие выпуски новостей?

- Да, я верю. Может быть, не то, чтобы влиять…но они способны прочищать мозги после этих выпусков новостей и это очень важно.

- Проект «Вавилон'13» в свое время начался с короткого видео «Prologue», которое было снято на Михайловской площади в Киеве на следующий день после избиения студентов - 30 ноября 2013-го года. А какой бы вам хотелось видеть финальную точку во всем этом цикле фильмов, посвященных зарождению гражданского общества в Украине?

- Знаете, если честно, обычно такие проекты, как «Вавилон» не заканчиваются какой-то финальной точкой, которую ты можешь определить заранее, а переходят во что-то следующее. И уже потом, спустя какое-то время, ты понимаешь, что именно этот фильм или эти фильмы и были той точкой, которая закончила этот некий этап, правильно? Ну, а если речь о том, чем лично мне хотелось бы закончить проект, то скорее всего, мне хотелось бы закончить его некой ситуацией, которая была бы драматична не только со стороны социальных вещей, которые и так разрывают общество на части, а и со стороны того, что мы все пытаемся понять место тех людей, которые оказались выброшены – негодяев, коррупционеров и так далее. Решить, как же помочь ликвидироваться этим людям, чтобы построить наконец идеальное общество. Но это такая утопия.

Джерело: http://gorod.dp.ua/